В бытность существования Советского Союза страна занимала лиди­рующие позиции в освоении космоса, по многим секторам превосходя­щие даже США. Переход России на путь капитализма качественно по­дорвал мощь государства и свёл его мировую роль к уровеню региональ­ной державы. Как справедливо пишет академик Б. Черток, «в результате либерально-рыночных реформ российская оборонная промышленность лишилась многих тысяч квалифицированных рабочих и инженерных кадров». Естественно, это не могло отрицательно не сказаться и на кос­мической промышленности.

И всё же, несмотря на понижение места и роли в мире, Россия про­должает занимать ведущее место среди космических держав благодаря научно-техническому потенциалу, накопленному в период Советского

Союза. До сих пор космический потенциал России превосходит потенци­ал любой другой космической державы, за исключением США.

Однако проблемы системного характера не позволяют адекватно рас­порядиться нынешним потенциалом, не реализуемым в полной мере из-за очень важного компонента: отсутствия достаточного финансирования. С ежегодным бюджетом на космос в сумме около 1,5—2,0 млрд долларов (табл. 9) невозможно конкурировать не только с США, но и вообще все­рьёз планировать крупномасштабные космические программы.

Таблица 9. Российское финансирование гражданских космических программ

Годы 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Млрд рублей 21,842 24,835 34,280 39,032 73,515 46,435
Млрд долл. 0,771 0,915 1,342 1,569 2,955 1,867
Источник: поданным Федерального космического агентства, 2009.

Несмотря на такие мизерные расходы, политические лидеры России постоянно говорят о грандиозных программах освоения космоса, в том числе и запусках кораблей с экипажем на борту на Луну и Марс.

Вот как выглядит перспектива освоения Луны в изложении главы Ро-скосмоса Анатолия Перминова. На авиасалоне в Ле-Бурже (в июне 2009 года), где была представлена модель перспективной межпланетной стан­ции «Луна-Глоб», он рассказал о лунной программе России на ближайшие пять лет. Из его слов вытекает следующее.

В рамках программы «Луна-Глоб» предполагается вести освоение есте­ственного спутника Земли в несколько этапов. Первый из них начнётся в 2010 году. На этой стадии планируется проводить дистанционное зонди­рование планеты, изучать её внутреннее строение и осуществлять развед­ку запасов полезных ископаемых. Второй этап, стартующий в 2011 году, предполагает высадку лунохода нового поколения. При этом Москва не исключает, что может воспользоваться помощью Индии, которая предо­ставит ракету и перелётный модуль. Однако посадочный модуль, луноход, массой в 400 килограммов, и комплект научных приборов будут произве­дены в России. При подобном развитии ситуации запуск планируется про­извести с индийского космодрома. В рамках третьего этапа исследователи возьмут пробы грунта. А в 2012—2015 годах наступит следующая стадия -«Лунный полигон». Учёные займутся созданием специальных приборов, будут изучать месторождения полезных ископаемых, ранее обнаруженных в недрах естественного спутника Земли, и вести другие научные работы.

В этой связи можно вспомнить и заявление в 2005 году тогдашнего ру­ководителя Ракетно-космической корпорации «Энергия» Николая Сева­стьянова: Россия, мол, собирается высадить первых туристов на Луну уже в 2012 году.

Самое удивительное, что и Севастьянов, и Перминов всерьёз верят в то, что говорят. На самом деле всё изложенное из области пожеланий, ко­торые очень хотелось бы осуществить. Но этого не произойдёт, в том чис­ле и по причинам, о которых будет сказано ниже.

Оставим в стороне иные аспекты космической деятельности России, поскольку в других главах настоящей книги они детально описываются специалистами. Коснёмся лишь некоторых экономических и военно-политических аспектов.

Во-первых, судя по всему, лунная программа России носит научно-экономический характер и непонятно, как она будет корреспондировать с американской военизированной лунной программой. Если она, в част­ности станция «Луна-Глоб», не будет защищена, то из-за легкости её лик­видации все ресурсы будут потрачены впустую.

Во-вторых, Россия всерьёз собирается осваивать и Марс. Об этом, на­пример, говорят медико-психологические испытания «марсонавтов» на Земле (т. е. деньги уже пошли). К сожалению, даже в фундаментальном издании Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского «Пилотируемая экспедиция на Марс»4 отсутствуют экономические расчёты затрат, требующихся для отправки экипажа на «красную планету». Многие специалисты в США, да и в России, подвергают обоснованному сомнению такого типа полёты, результатов от которых можно добиться более эконо­мичными средствами, например, роботами, управляемыми с Земли.

В-третьих, в этой связи встаёт вопрос в принципе об экономической эффективности космической деятельности России. Руководители Ро­скосмоса иногда дают даже численные оценки эффективности федераль­ной космической программы (ФКП), например: «За весь период выпол­нения ФК.П-2005 экономический эффект от космической деятельности, полученный в различных сферах науки, техники и экономики стра­ны, составил 89,4 млрд руб., а объём валютных поступлений в ракетно-космическую промышленность при реализации межгосударственных и коммерческих программ — 2,3 млрд дол. США». Однако полезно срав­нить эти абсолютные цифры с другой информацией — тоже из российской печати. В соответствии с материалами Минэкономразвития (март 2008 года) по производительности труда в космической отрасли Россия отстаёт от Евросоюза и США в десятки раз. По данным министерства, ракетно-космическая промышленность страны ежегодно производит продукции из расчёта 14,8 тыс. долларов на одного работающего в этой отрасли, в то время как в ЕС этот показатель составляет 126,8 тыс. долларов, а в США — 493,5 тыс. долларов, что выше в 33,3 раза.

Теперь коснёмся военных аспектов космонавтики. В годы холод­ной войны освоение космоса шло, в основном, шло в угоду военно-стратегическим задачам двух сверхдержав. Эти задачи для Вашингтона сохранились до сих пор. Как на это собирается реагировать Россия?

Специально посвятивший этой теме свою работу российский учёный Павел Подвиг пишет, что Россия просто не в состоянии участвовать в со­перничестве с США, подробно описывая слабости своей страны в кос­мосе. В этой связи он указывает на существенные проблемы с системой ГЛОНАСС. Россия также не в состоянии успешно разместить новые мор­ские разведывательные системы (и вообще любые другие военные систе­мы). Столь же отдалёнными выглядят возможности России разместить оружие в космосе или построить антиспутниковую систему. К тому же у России просто нет необходимой организационной структуры для во­енных действий в космосе. «Даже, если США решат внедрить в космос оружие, Россия вряд ли последует этому», — пишет Подвиг в работе, из­данной под эгидой Американской академии искусства и наук3.

К этому списку проблем можно было бы добавить ещё весьма длинный перечень, но и без него очевидно, что Россия к военному соперничеству в космосе не готова.

Поэтому понятны предложения политиков и учёных подписать некий международный пакт о «немилитаризации космоса» или нечто похожее на него. А. Н. Перминов как-то высказался так: «…Вопрос территориаль­ного деления космоса необходимо рассматривать в ключе достижения консенсуса государств и принятия международных соглашений в рамках Комитета ООН по использованию космического пространства».

Совершенно ясно, что никакого консенсуса по данном вопросу не бу­дет ни в ООН, ни в любой другой международной организации. И даже юридически точная позиция, выраженная в заявлении А. Н. Перминова о том, что «никакие успехи в их (ресурсов космического пространства. -О. А.) освоении не могут создать исключительных прав, которые давали бы основания для распространения суверенных прав государств на Луну или участки на ней», не меняет ситуации. Международное космическое право действительно призвано формировать «правила игры» в космосе, и даже делает это3. Но реальная международная практика знает немало при­меров нарушения правил. Любые решения в мире пока определяет сила, сила и ещё раз сила. А такой силы пока у России нет.

И академик Б. Е. Черток, говоря об обитаемых станциях на Луне, пи­шет: «… можно прогнозировать, что Россия самостоятельно в ближайшие 20—25 лет не способна построить такую базу. Возможно даже, что Китай создаст свою базу лет на пять раньше России. Четвёртым колонизатором Луны будет Индия». Можно добавить, что если Россия в ближайшие 25 лет не сможет построить такую базу, то она не сможет это сделать и в по­следующие 25 лет. Поскольку это будет означать, что Россия, попавшая в стратегический капкан в 1991 году, так из него и не вышла. А к середине XXI века остро встанет вопрос вообще о существовании такой державы, как Россия. И тогда будет не до космоса. А без радикальных социально-политических изменений в России вообще теряется смысл говорить о её будущем как космической державы.