Политику Китая в отношении космоса хотя и нельзя сводить только к реакции на американские планы милитаризации космоса, однако имен­но действия Вашингтона дают повод Пекину обосновывать свои военные космические программы. В Пекине убеждены, что за военными доктри­нами США о «контролировании космоса» и обеспечении там американ­ского «превосходства» в первую очередь стоят стратегические задачи, на­правленные против КНР. Существует много официальных высказываний и заявлений на этот счёт. В частности, китайский учёный Хуэй Джан, ав­тор специальной работы о космической политике КНР, приводит одно из таких заявлений, в котором сказано: «Доминирование в космосе является гегемонистской концепцией. Её суть — монополия в космосе и отрицание доступа к нему для других. Она также имеет целью использование откры­того космоса для достижения стратегических целей на земле».

В китайской столице намерение Вашингтона добиться стратегического превосходства в космосе рассматривают как расширение возможностей США вмешиваться во внутренние дела страны, а также в блокирование «воссоединения с Тайванем». В общем-то американцы и не скрывают именно подобных намерений.

Такая позиция США вынудила правительство КНР принять решение «не оставаться безучастным» перед этим «вызовом». Уже в 10-м пятилет­нем плане (2001—2005 гг.) были определены первоначальные задачи Китая в области космоса с намёком на военные аспекты его изучения. В соответ­ствии с этим планом только в сферу космического НИОКРа была заложе­на сумма в 5 млрд юаней (около 604 млн долларов). Тогда же, по словам главы Национального космического агентства (НКА /NSA/) Луань Энь-дзие, были впервые упомянуты среди многих целей и пункт по исследова­нию Луны. Правда, официальная лунная программа была объявлена поз­же, в 2003 году, с указанием нескольких этапов в освоении Луны. В 11-й пятилетке (2006—2010 гг.) было утверждено семь основных космических проектов, в том числе и лунный с некоторыми уточнениями.

Итак, на первой стадии, которая уже осуществилась в 2007 году, был за­пушен на лунную орбиту спутник «Чанъэ-1», который осуществил трёхмер­ный снимок Луны. Следующий спутник «Чанъэ-2» должен был полететь к Луне в 2009 году для детального фотографирования её поверхности, однако запуск перенесён на 2010 год. В настоящее время идёт генеральная сборка и тестирование аппарата. «Чанъэ-2», кроме того, будет решать ряд исследо­вательских задач, в том числе проанализирует расположение химических элементов на Луне, рассчитает толщину почвы естественного спутника Земли.

На второй стадии, в 2012 году, предполагается посадить на поверхность Луны луноход для исследований с помощью роботов. На третьей стадии, в 2020 году, поставлена задача организации космической обитаемой станции и управление миссией прилунения и возврата беспилотного корабля на Землю.

В сентябре 2008 года Китай успешно осуществил первый выход китай­ского тайконавта в космос с корабля «Шэньчжоу-7». В целом же в 2008 го­ду КНР осуществила 11 запусков в космос, благодаря которым разместила 15 спутников на орбите. В них входит четыре новых спутника «Яогань-4», «Яогань-5», «Хуаньдзин-1А», и «Хуаньдзин-1 В»; упомянутый корабль с экипажем на борту «Шэньчжоу-7» вместе с сопровождающим его малень­ким спутником «Баньсин-1»; три спутника связи и два метеорологических спутника. В апреле 2008 г. Китай успешно запустил свой первый экспери­ментальный спутник-ретранслятор «Тяньлянь-1».

Китайские программы освоения космоса предполагают тесное сотруд­ничество с зарубежными странами, втом числе китайско-русский план ис­следования окружающей среды Марса, проект the World Space Observatory Ultraviolet Project (WSO-UV) и китайско-французский проект по запуску маленького спутника для исследования вспышек на Солнце.

Это мирная составляющая освоения космоса. Но, как уже отмечалось, Китай откровенно развивает и свою военную программу. В качестве неко­торых ответных мер против США Хуай Чжан приводит перечень меропри­ятий, среди которых упомянуты следующие. Кинетическое оружие (КО). «Китай мог бы разместить различные типы КО, на земле или в космосе, для атак против спутников. Все они были бы относительно дешёвыми и технически не сложными по сравнению с системами ракетной обороны». Автор уверяет, что у Китая есть возможность, если понадобится, разме­стить его не только на Земле, но и на спутниках. Микроспутники, кото­рые предназначены для того, чтобы передавать информацию, следить за Землёй и другими гражданскими программами.

Понятно, что всё это не является секретом для Пентагона. К списку китайского ученого он добавляет и такие действия КНР. Со ссылкой на теоретический журнал China Military Science Пентагон пишет, что китай­цы сконцентрировались на создании в космосе системы «Командование, Контроль, Коммуникации, Компьютеры, Информация, Наблюдение и Разведка — К4ИНР» («Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance — C4ISR»).

Пентагон также указывает, что демонстрация в январе 2007 года проти­воспутникового оружия свидетельствовала о том, что Китай всерьёз разра­батывает оружие, нацеленное на действия в космосе. Пентагон уверен, что на указанные выше спутники возложена также и «военная задача» разведы­вательного характера. Помимо названных спутников «Яогань-1, -2, -3, -4», называются ещё спутники «Хайян-1Б», CBERS-2 и -2Б и «Хуаньдзин».

Причём американцы предупреждают, что китайские космические про­граммы в основном осуществляются через НОАК. То есть суммы, прохо­дящие через Национальное космическое агентство, не отражают реально­го финансирования. Они гораздо выше, если иметь в виду, что официаль­ный бюджет на оборону также существенно занижен.

Между прочим, единственное, что не беспокоит Пентагон, так это со­трудничество Китая с Россией в области космоса. Они себя, кажется, убе­дили втом, что долгосрочные интересы России не совпадают с китайски­ми. Пентагон пишет: «Несмотря на сотрудничество, Россия чувствует и боится возвышения Китая, в то время как стратеги НОАК рассматривают

Россию в качестве потенциального долгосрочного военного вызова. Ки­тай отказался одобрить военные действия России в Грузии».

Как же США собираются реагировать на космический вызов КНР?

Выше уже говорилось, что у Пентагона и учёных неоконсервативного направления нет проблем с ответом на вопрос, что делать с Китаем. — Да­вить, давить и ещё раз давить!

Но среди американских учёных находятся «интеллигенты», которые пы­таются найти мирные варианты сотрудничества с Китаем в космосе. Их не­много, но они есть. Вот два примера. Один из них, между прочим профессио­нальный китаист Кевин Полпетер, упирает на то, что реальные затраты КНР на космические программы довольно мизерны, по крайней мере недостаточ­ны, чтобы тягаться с США. Поэтому, может быть, есть смысл сотрудничать с Китаем? Например, в освоении той же Луны и Марса. Кроме того, Кевин Полпетер высказывается в том смысле, что не стоит рассматривать китайские космические программы только с точки зрения военных соображений. Он предлагает «ограниченное сотрудничество», подходящее для обеих стран.

Ещё более решителен Грегори Мецлер, который в принципе убеждён, что размещение оружие массового поражения (ОМП) в космосе станет «фундаментальным дестабилизирующим фактором». И предлагает не толь­ко отказаться от гонки вооружения в космосе, а наоборот, идти на тесное сотрудничество с Китаем в освоении космоса, в том числе и в «освоении Луны». А вот редкий вывод для американца: «Мы должны осознать, что военное превосходство Соединённых Штатов в космосе не сможет быть обеспечено и адаптировано нашей стратегией, доктриной, действиями, приобретениями и тренировками, которые отражают эту реальность».

Теоретически подобный подход мог бы привести к подписанию неко­го соглашения или договора между КНР и США о «немилитаризации кос­моса». Такого типа соглашения предлагает не только Россия, но и Китай. Ещё в Белой книге по национальной обороне 2004 года было сказано: «От­крытый космос — это общая собственность человечества. Китай надеется, что международное сообщество как можно скорее предпримет действия по заключению международного юридического инструмента по предотвраще­нию милитаризации и гонки вооружения в открытом космосе на основе пе­реговоров, чтобы обеспечить мирное использование открытого космоса».

Однако не надо быть наивными. США не пойдёт ни на какие соглаше­ния и договорённости по «немилитаризации» космоса ни при нынешнем демократичном президенте, ни при последующих. До тех пор, пока в этой стране существует «рынок и демократия». Поэтому следует ожидать, что гонка вооружений в космосе будет продолжена и Китай, по-моему, к этому готов. И готовит к этому и специально тренированные кадры. Так, уже упо­мянутый Кевин Полпетер с некоторым восхищением указывает, что в Пе­кинском университете аэронавтики и астронавтики учится 23 тысячи сту­дентов, из них одна треть напрямую вовлечена в космические программы.

Сможет ли Китай выиграть битву за космос, а если да, через какое вре­мя, судить не берёмся. Но, судя по всему, прогноз академика Б. Е. Чертока оправдается. А он, говоря о XXI веке, написал: «Думаю, что Китай станет второй, а может быть, и первой державой, способной осуществить реаль­ное «господство в космосе».