Многие космические державы объявили объектами своих будущих пи­лотируемых полётов Луну и Марс. Оба проекта бурно обсуждаются обще­ственностью. Понятно, что каждый из них стоит огромных денег и их одновременное выполнение невозможно. Создание лунной базы оцени­вается в 110—140 млрд долл., а экспедиция на Марс обойдется по разным оценкам в сумму от 300 до 500 млрд долл.

Должна быть установлена какая-то очередность их реализации. Что же раньше? Луна или Марс? Повторная высадка человека на Луну и дальней­шее её освоение или первая пилотируемая экспедиция на Марс в интере­сах его изучения и подтверждения безграничных возможностей человека?

Основные доводы в пользу полётов к Марсу сводятся к тому, что чело­век там ещё не был, что это интересно, что полёт на Марс обещает новые открытия, стремительное развитие новых технологий. Наконец, полёт на Марс, по мнению его сторонников, может стать если не национальной идеей, то способом сплочения международного сообщества.

Луна или Марс

Однако при основательном рассмотрении этих аргументов, выясняет­ся, что они не очень состоятельны. Их апологеты просто забыли или не хотят видеть того, что происходит на Земле в настоящее время.

В 2009 г. экономический кризис не прошел мимо государств, ведущих космическую деятельность. Для полного и окончательного выхода из него потребуется длительное время. В этот период для любой страны приори­тетными будут социальные и экономические задачи, поиск средств для компенсации дисбаланса и дефицита в экономике.

В условиях кризиса финансирование и осуществление даже лунного проекта выглядит нереальным, не говоря уже о марсианском, более до­рогом и менее проработанном.. Бюджет одного из лидеров космической деятельности — США на пилотируемую программу до 2020 г. составляет около 80 млрд долл. Этих денег не хватит ни на лунную базу, ни тем более на полёт к Марсу. «Программа полётов человека в космос в настоящее вре­мя находится на нестабильной траектории», — заявила в 2009 г. комиссия президента США. Тем не менее, лунная программа НАСА является одним из самых продвинутых проектов среди других стран-претендентов на по­лёты к Луне. В начале 2010 г. президент США Б. Обама в своем послании «О положении страны» предложил отказаться от пилотируемой лунной программы и переключиться на исследование Луны и планет автоматами. В каком направление будет развиваться американская космонавтика, по­кажет время.

Российская Федерация уже определила приоритеты развития космо­навтики почти на 20 лет. Главные из них: наращивание и эксплуатация МКС, пилотируемый транспортный корабль нового поколения (ПТК НП), новый космодром, новые ракеты-носители. Формируется пер­спективная программа создания научных КА. Перед государством стоит стратегическая задача восстановления и пополнения национальной груп­пировки ИСЗ. В этот период могут быть сделаны серьёзные проектно-конструкторские заделы по лунному проекту. Однако какое-либо значи­тельное продвижение марсианской программы вряд ли станет возмож­ным.

Стоит помнить также о том, что наша экономика всё ещё сырьевая, а не инновационная. В её основных отраслях, формирующих ВВП, износ основных фондов составляет от 50 до 80 %. Можно ли в таких условиях втягиваться в многомиллиардный марсианский проект с неясными целя­ми и результатами при явной нехватке на него ресурсов?

Некоторые российские учёные предлагают «осуществить полномас­штабную пилотируемую экспедицию с посадкой на Марс к 2029—2031 гг.». Однако возможность её реализации в сложившихся условиях выглядит нереальной даже к 2050 г.

В XXI веке человеческая цивилизация вступает в эпоху «лимити­рованного развития», когда на Земле возникает острый дефицит при­родных ресурсов, включая полезные ископаемые, источники энергии, питьевую воду. Во многих странах национальные природные ресурсы уже лимитированы. Люди в целях сохранения жизни на нашей планете будут искать эти ресурсы в космосе, поскольку полезных ископаемых на дне морей и океанов нет. Полёты к Марсу в XXI веке не помогут ре­шить задачи восполнения ресурсов. Планета слишком далека от Земли (56—400 млн км). К её освоению в наступившем столетии человек ещё не будет готов.

Иное дело Луна. Она находится от нас всего лишь в 385 тыс. км. В бу­дущем именно она, а не далекий Марс может помочь человеку в решении проблем не только восполнения ресурсов, но и проблем экологии, энер­гетики (принципиальные возможности использования Луны в интересах человека достаточно подробно исследовал Краффт А. Эрике в моногра­фии «Будущее космической индустрии»).

Освоение Луны стало бы хорошим стимулом развития науки и тех­нологий на десятилетия. В рамках международных проектов сотруд­ничество на Луне приведёт к консолидации государств, поскольку оно будет осуществляться ради продолжения существования челове­ческой цивилизации на Земле — до тех пор, пока не наступит время Марса.

При существующем уровне развития науки и техники лунный проект, включающий создание первой базы, может быть осуществлен в пери­од 2020—2030 гг. На её основе через 15—20 лет можно построить мощную многофункциональную станцию или семейство специализированных баз, обеспечивающих решение различных научно-практических задач. В перспективе Луна может стать площадкой для отработки технологий освоения Марса и выполнения других пилотируемых полётов в пределах Солнечной системы.

Российская лунная программа не должна быть повторением американ­ских полётов 40-летней давности. Необходимо разработать свою долго­срочную концепцию освоения Луны исходя из национальных интересов страны.

Некоторые учёные считают, что «на Марсе нас могут ожидать великие открытия». Возможно это и так, но очевидно не в результате пилотируе­мых экспедиций. Первые полёты людей на Луну не привели к великим научным открытиям. Почти вся новая информация о ней была получена при помощи автоматических КА.

Марсианский проект ещё требует ряда серьёзных научно-технических решений, связанных как с его реализуемостью, так и с обеспечением без­опасности космонавтов. Пока он представляется не только несвоевремен­ным, расточительным, но и весьма опасным.

Полёт человека к Марсу может быть подготовлен к 2070—2080 гг., ко­нечно, при наличии многих благоприятных факторов (финансовых, по­литических, научно-технических и др.) и в случае отсутствия на Земле глобальных катастроф: военных, экологических, продовольственных, техногенных, социальных, космических и др.

Учитывая, что период реализации крупных космических проектов занимает 15—20 лет, подготовка к нему должна начаться в 2050—2060 гг. Первым полётом к красной планете станет, вероятнее всего, кратковре­менный полёт с высадкой на неё человека, поскольку технологии его осу­ществления уже будут отработаны на Луне.

В силу чрезвычайной дороговизны и опасности марсианский проект, видимо, будет международным. Какой-нибудь одной стране поставить на Марсе свой флаг вряд ли удастся.

Если международное сообщество договорится о совместных исследо­ваниях дальнего космоса, то, возможно, в этот период (либо чуть раньше или позже) могут быть осуществлены пилотируемые полёты или к асте­роидам, или к спутникам Марса, или в точки Лагранжа.

Заметим, что точки Лагранжа (~ 1 млн км от Земли) интересны для освоения космонавтами хотя бы потому, что большинство будущих уни­кальных и дорогостоящих телескопов будут находиться именно в них. Как и «Хаббл», их придётся обслуживать и ремонтировать.