Самым веским доводом противников пилотируемой космонавтики яв­ляется низкая эффективность полётов ПКА.

Эффективный — значит результативный. Эффективность функцио­нирования ПКА — свойство, характеризующее его приспособленность к достижению поставленных целей. На современных крупногабаритных и многофункциональных орбитальных комплексах типа «Мир», МКС экипажи имеют возможность тратить всего лишь от 3 до 5 % полётного времени на выполнение научных исследований и экспериментов. Льви­ная доля времени уходит на поддержание бортового оборудования в рабо­тоспособном состоянии и обеспечение жизнедеятельности космонавтов. За счёт модернизации станций, автоматизации ряда рутинных процедур, совершенствования стратегий обслуживания бортовых систем можно по­высить продуктивность работы космонавтов в 2—2,5 раза, т. е. увеличить время их полезной деятельности максимум до 10—15 %. Такой показатель также нельзя считать приемлемым, поскольку результативность деятель­ности экипажей ПКА все равно остается достаточно низкой.

К основным причинам, затрудняющим эффективную работу космо­навтов на больших орбитальных космических станциях (ОКС), можно отнести низкую автономность ОКС, их недостаточную эксплуатацион­ную технологичность, неоптимальное соотношение служебного оборудо­вания, научных приборов и количества космонавтов на станции. Парал­лельно с осуществлением программы научных экспериментов экипажам приходится выполнять значительное количество операций по техниче­ской эксплуатации служебных систем и конструкции ОКС.

Ракета-носитель "Протон"Большой объём различных полётных операций (на современных стан­циях их число превышает 2000), возлагаемых на космонавтов, вызывает проблемы в их качественной подготовке и специализации в экипаже, что в свою очередь не позволяет достичь высокой производительности работ в полёте.

Большие массы (до нескольких сотен тонн) и габариты современных ОКС, долгосрочные многолетние процедуры их полной сборки также не способствуют высокой целевой отдаче станций.

Скорее всего, МКС станет в новом столетии последним гигантским орбитальным пилотируемым комплексом подобного класса. Ему на смену придут компактные и эффективные ОКС. Они будут высокоавтоматизи­рованными комплексами, не требующими от космонавтов большого объ­ёма вспомогательных операций по поддержанию их работоспособности и обеспечению условий жизнедеятельности. Рабочее время экипажей таких ОКС будет расходоваться в основном на выполнение запланированных целевых задач.

В качестве одного из вариантов перспективных ОКС можно рассма­тривать одно- или двухмодульные станции различного назначения (тех­нологические, экологические, военные, научные, ремонтные и т. д.), по­сещаемые космонавтами для выполнения на них соответствующих работ.

К таким работам могут быть отнесены операции по возвращению на Землю различных результатов, полученных на них в автоматическом ре­жиме полёта: материалов с новыми физико-химическими свойствами; биотехнологических препаратов; данных съемок поверхности Земли; ре­зультатов научных экспериментов; работ, выполненных в интересах на­циональной безопасности.

Опыт обслуживания «Хаббла» и ряда ИСЗ в космосе показал, что од­ним из перспективных вариантов использования ОКС может быть при­менение их в качестве баз для ремонта автоматических КА. В таком случае ОКС должна функционировать совместно с эффективными орбитальны­ми буксирами, доставляющими на неё спутники.

В связи с возрастанием количества ИСЗ, увеличением их сложности и стоимости, возможно, что в новом столетии будет создана интегрирован­ная система их технического обслуживания и ремонта, включающая как автоматические, так и пилотируемые КА.

Ещё актуальнее, чем прежде, станет в XXI веке экологический мони­торинг нашей планеты, проводимый в интересах прогноза и контроля стихийных бедствий и техногенных катастроф. Космическая система экологического и природно-ресурсного мониторинга, включающая пи­лотируемые (посещаемые) и автоматические КА, может стать частью глобальной системы, состоящей из наземного и аэрокосмического сег­ментов, созданной под эгидой ООН. Являясь одним из элементов этой системы, человек на борту пилотируемого космического аппарата (ПКА) может оперативно анализировать состояние наблюдаемых объектов и районов, предварительно обрабатывать полученную информацию, пере­давать её на Землю в реальном масштабе времени. По ходу наблюдений он может избирательно включать и настраивать необходимую аппарату­ру, длительно поддерживать её в работоспособном состоянии.

Задачи экологического мониторинга могут решаться как на небольших целевых ОКС, так и на посещаемых универсальных космических плат­формах. В числе различных ведомств, заинтересованных в экологической информации, могут быть и военные. Объединение задач контроля военно-технической деятельности государств, состояния военно-стратегических объектов, эколого-техногенной обстановки на Земле было бы логичным в силу их схожести, общего аппаратного состава и однотипности оператор­ских функций космонавтов.

Возможны ли революционные трансформации в пилотируемой космо­навтике в XXI веке или она станет обычной сферой деятельности, моно­тонно изменяясь и совершенствуясь по тем же схемам, что и кораблестрое­ние, железнодорожный транспорт, авиация? Скорее всего, принципиаль­но новые возможности в области полёта человека в космос будут связаны в ближайшем столетии с межпланетными экспедициями, обслуживанием ИСЗ и космическим туризмом.